вторник, 16 февраля 2016 г.

Морской таракан

Морской таракан, или ставница, (лат. Saduria entomon) — бентическая изопода из семейства Chaetiliidae. Распространена вдоль берегов Северного Ледовитого океана и севера Тихого океана. Также проживает в солоноватом Балтийском море, где отмечается как ледниковый реликт. Также морские тараканы представлены в большом количестве в озёрах Северной Европы, таких как Ладога, Венерн и Веттерн. Отмечены как вид-вселенец в Чёрном море.


Морские тараканы — наибольшие ракообразные Балтийского моря. Тело плоское, овальное серого или серо-коричневого цвета. Самые крупные экземпляры отмечаются на глубине Ботнического залива, достигая в длину 9 сантиметров. Это хищный вид, который питается донными животными, такими как Monoporeia affinis и Baltic macomas. Также для него свойственны каннибализм и некрофагия. Морские тараканы -пища для промысловых рыб.

пятница, 12 февраля 2016 г.

Кашалот

Кашалот (лат. Physeter macrocephalus) — морское млекопитающее, единственный современный представитель семейства кашалотовых, родственного карликовым кашалотам. Крупнейший из зубатых китов. Взрослые самцы достигают 20 м длины и массы 50 тонн, а самки 15 м длины и массы 20 тонн. Это одно из немногих китообразных, у которых хорошо выражен половой диморфизм: самки значительно меньше самцов по размерам, достигая длины лишь 15 м, и отличаются также телосложением, количеством зубов, размерами и формой головы и т. д. Внешний вид кашалота очень характерен: у этого кита огромная прямоугольная голова, в которой помещается так называемый спермацетовый мешок. Кашалот выделяется среди прочих крупных китов рядом других уникальных анатомических особенностей.


Кашалот — стадное животное, живущее большими группами, достигающими иногда сотен и даже тысяч голов. Он распространён по всему Мировому океану за исключением полярных областей. Питается кашалот в основном головоногими моллюсками, в том числе гигантскими кальмарами, достигающими длины 14—18 м; рыба занимает обычно не больше 5 % в его рационе. В поисках добычи кит совершает самые глубокие погружения среди всех морских млекопитающих, до глубины свыше 2 км, оставаясь под водой до полутора часов. Добычу кашалот разыскивает с помощью ультразвуковой эхолокации, в которой важную роль играет спермацетовый мешок, используемый как акустическая линза. Спермацетовый орган также помогает обеспечивать требуемый уровень плавучести кита при погружениях.

В природе у кашалота практически нет врагов, только косатки изредка могут нападать на самок и молодняк. Но человек издавна охотился на кашалота — в прошлом этот кит был важнейшим объектом китобойного промысла. От кашалота получали ворвань и такие ценные продукты как спермацет и амбру. Из-за хищнической добычи, прекратившейся только к 1980-м годам, поголовье кашалотов сильно снизилось, но сохранилось лучше, чем поголовье усатых китов. Сейчас оно медленно восстанавливается, хотя этому несколько препятствуют антропогенные факторы (загрязнение морей, интенсивное рыболовство и др.). Современное количество кашалотов в мире трудно поддаётся оценке, наиболее вероятное число — 300—400 тысяч голов.

Кашалот считается весьма опасным животным. Будучи раненым, он проявляет большую агрессивность, в связи с чем охота на него была сопряжена с известным риском. Разъярённые кашалоты погубили множество моряков-китобоев и даже потопили несколько китобойных судов.

Кашалот часто привлекал внимание писателей из-за уникального облика, свирепого нрава и сложного поведения. Описания кашалота встречаются у известных авторов. Существенна также роль кашалота в культуре многих приморских народов.

Происхождение названия

Слово «кашалот» заимствовано, по-видимому, из португальского языка. В свою очередь, португальское cachalote, предположительно, происходит отcachola, «большая голова». В толковом словаре Ушакова (1935—1940 гг.), однако, указывается на французское происхождение слова. Во всяком случае, в большинстве романских языков используются различные варианты слова cachalote (фр. cachalot, исп. cachalote, порт. cachalote, кат. catxalot, рум. cașalot).

Кашалот был в числе видов, классифицированных Карлом Линнеем в труде «Система природы» в 1758 году. Линней дал кашалоту родовое наименование Physeter, что являлось названием этого кита на латыни. Это слово упоминалось ещё в трактате Плиния Старшего «Естественная история», что свидетельствует о знакомстве римлян с кашалотом:
…у побережья Галлии встречается огромная рыба — кашалот (Physeter), который, поднимаясь над водой, словно огромная колонна, делается выше корабельных мачт и изрыгает громадные потоки воды, такие мощные, что они могут потопить и разрушить судно.

Линней привёл в своей работе два вида рода Physeter: catodon и macrocephalus. Сомнений в том, что название macrocephalus относилось именно к кашалоту, нет, однако неясности описания вида catodon породили в среде исследователей споры. Вероятно, эти названия относятся к одному виду, и в этом случае приоритет имеет macrocephalus. Тем не менее, сегодня в разных источниках можно встретить оба названия.

Облик

Внешний вид

Внешний вид кашалота очень характерен, поэтому его трудно спутать с другими китообразными. Огромная голова составляет у старых самцов до трети общей длины тела (иногда даже больше, до 35 % длины); у самок она несколько меньше и тоньше, но также занимает около четверти длины. Передний край массивной головы при взгляде сбоку представляет собой прямую линию, слабо наклонённую вниз и назад, так что голова в профиль имеет вид прямоугольника, равного по ширине телу (на жаргоне американских китобоев голова кашалота называлась «товарный вагон», англ. boxcar). Большая часть объёма головы занята так называемым спермацетовым мешком, расположенным над верхней челюстью, — губчатой массой фиброзной ткани, пропитанной спермацетом, жировоском сложного состава. Вес «спермацетового мешка» достигает 6 тонн и даже 11 тонн. Голова кашалота сильно сжата с боков и заострена, напоминая судовой форштевень, причём голова самок и молодых китов сжата и заострена значительно сильнее, чем у взрослых самцов.

Пасть кашалота расположена в выемке снизу головы. Длинная и узкая нижняя челюсть усажена крупными зубами, которых обычно 20—26 пар, причём каждый зуб при закрытой пасти входит в отдельную выемку в верхней челюсти. Зубов часто бывает и меньше, даже 8 пар. Зубы кашалота не дифференцированы; они все одинаковой конической формы, весят около 1 килограмма каждый и не имеют эмали. На верхней челюсти зубов всего 1—3 пары, а часто нет вообще, или они не показываются из дёсен. У самок зубов всегда меньше, чем у самцов.

Нижняя челюсть может открываться вниз отвесно, на 90 градусов. Полость пасти выстлана шершавым эпителием, который препятствует выскальзыванию добычи.

Эмоциональное, но точное описание внешности кашалота дал известный американский писатель Герман Мелвилл, сам бывший одно время китобоем и не раз видевший кашалотов вблизи:
Вы заметите, что, плывя, кашалот подставляет воде переднюю, почти совершенно отвесную плоскость своей головы; заметите, что снизу эта плоскость сильно скошена назад и, отступя, образует углубление, куда как раз приходится, захлопнувшись, узкая, словно бушприт, кашалотова нижняя челюсть; заметите, что рот у него, таким образом, оказывается внизу головы, вроде как если бы ваш рот был у вас под подбородком. Далее вы заметите, что нос у кита вообще отсутствует, а то, что у него есть вместо носа — его дыхало, помещается, так сказать, на макушке, глаза же и уши размещены по бокам его головы, на расстоянии, равном почти трети всей его длины, от его передней оконечности. Теперь уж вы сами, вероятно, видите, что передняя часть головы кашалота — это мёртвая, глухая стена, без единого органа, без единого чувствительного выступа.

Глаза кашалота находятся далеко от рыла, ближе к углам пасти. Дыхало смещено в левый передний угол головы, и имеет форму вытянутой латинской буквы S — его образует только левая ноздря кита.

Глаза кашалота сравнительно большие для китообразных — диаметр глазного яблока 15—17 см, длина глазной щели 6—12 см. Позади и несколько ниже глаз расположены небольшие, лишь около 1 см длиной, серповидные ушные отверстия.

Хвостовой плавник кашалота, хорошо видный при нырянии кита

За головой тело кашалота расширяется и в середине становится толстым, практически круглым в сечении. Затем оно снова сужается и постепенно переходит в хвостовой стебель. Хвостовой плавник кашалота — шириной до 5 м, он имеет глубокую V-образную выемку. На спине кашалота — один плавник, имеющий вид низкого горба, за которым обычно идут один-два (редко больше) горба поменьше. Позади плавников идёт неровная бугорчатая кожистая складка. На нижней стороне хвостового стебля имеется продольный киль. Грудные плавники кашалота короткие, широкие, тупо закруглённые; при максимальной длине 1,8 м их ширина — 91 см. С возрастом головной отдел тела кашалота относительно увеличивается, а хвостовой, соответственно, укорачивается.

Кашалот при выдохе даёт фонтан, направленный косо вперёд и вверх под углом примерно в 45 градусов. Форма фонтана очень характерна и не позволяет спутать его с фонтаном других китов, у которых фонтан вертикальный. Всплывший кашалот дышит очень часто, фонтан появляется через каждые 5—6 секунд (кашалот, находясь на поверхности в промежутке между погружениями около 10 минут, делает до 60 вдохов-выдохов). В это время кит лежит почти на одном месте, лишь немного продвигаясь вперёд, и, находясь в горизонтальном положении, ритмично погружается в воду, пуская фонтан.

Шкура кашалота и её окраска


Шкура кашалота морщинистая и складчатая, в связи с чем среди англоязычных китобоев в прошлом бытовало её жаргонное название «чернослив» (англ. prune). За исключением головы, всё тело кита выглядит морщинистым, хотя и на голове имеется несколько глубоких параллельных морщин. На горле находятся 10—40 бороздок глубиной до 1 см и длиной от 5 до 50 см. Предполагают, что бороздки помогают глотке расширяться при заглатывании крупной добычи, то есть играют ту же роль, что и борозды на глотке усатых китов-полосатиков. Кроме того, шкура кашалота, особенно у старых особей, покрыта множеством царапин и шрамов от присосок гигантских кальмаров, служащих кашалоту пищей, а также от зубов сородичей, что придаёт окраске кита «мраморность», особенно заметную на голове. Шкура толстая, под ней залегает слой жира, достигающий у крупных кашалотов 50 см толщины и особенно развитый на брюхе.

Цвет шкуры кашалота обычно тёмно-серый разных оттенков, нередко с голубым отливом. Часто в окраске присутствуют коричневые тона (особенно заметные при ярком солнечном свете), встречаются бурые и даже почти чёрные кашалоты. Как и у большинства китообразных, его окраска противотеневая — спина тёмная, нижняя часть тела заметно светлее. Брюхо кашалота того же цвета, что и спина и бока, но светлее, а вокруг пасти и у пупка окраска становится грязно-белой. У некоторых самцов возле плавника бывают белые или желтоватые пятна. Регистрировались и белые киты-альбиносы.

Есть предположение, что белый цвет шкуры вокруг пасти кашалота имеет важное значение для питания кита. Возможно, белый цвет (особенно если учесть, что на белых участках шкуры могут поселяться бактерии, светящиеся в темноте), привлекает кальмаров, охотно плывущих на белое и светящееся.

Размеры


Кашалот — гигант среди зубатых китов, все другие зубатые киты намного уступают ему по размерам. Кашалоты растут всю жизнь, поэтому чем старше кит, тем он, как правило, крупнее; при этом самцы крупнее самок почти вдвое. Длина самцов 18—20 м, более крупные особи весьма редки. Вес взрослых самцов — в среднем около 40 тонн (например, точно измеренный 13-метровый самец весил 39 тонн), но часто крупные кашалоты весят больше, даже до 70 тонн; указывается также средний вес в 45—57 тонн. В прошлом, когда кашалоты были многочисленнее, изредка встречались экземпляры, вес которых приближался к 100 тоннам.

Самки вырастают только до 11, редко 13 м и веса 15 тонн. Различие в размерах самца и самки у кашалота — самое большое среди всех китообразных.

Ареал

Кашалот имеет один из самых больших ареалов во всём животном мире. Он распространён во всём Мировом океане, кроме самых северных и южных холодных районов — его ареал в основном находится между 60 градусом северной и 60 градусом южной широты. При этом киты держатся в основном вдали от берегов, в районах, где глубины превышают 200 м. Близко к берегу они подходят только в местах подводных каньонов и резких свалов глубин. Для обитания кашалотов важную роль играет наличие значительного количества крупных головоногих моллюсков, основного корма этого кита. Поэтому кашалоты предпочитают держаться там, где водятся такие моллюски. Сезонные миграции у кашалотов выражены хорошо, что, видимо, связано именно с перемещением масс головоногих моллюсков. Самцы встречаются на более широком ареале, чем самки, и именно взрослые самцы (только они) регулярно появляются в приполярных водах. Самцы также мигрируют дальше самок.

В тёплых водах кашалоты встречаются чаще, чем в холодных. По выражению американских специалистов, «штаб-квартира кашалотов находится в тропиках», а в каждом полушарии летом ареал кашалотов расширяется в направлении полярных широт, а зимой, когда киты возвращаются к экватору, — сужается снова.

В Северном полушарии кашалотов бывает больше у берегов Африки, у Азорских островов и в водах Восточной Азии. У атлантических берегов Северной Америки их несколько меньше. В Атлантике из-за влияния Гольфстрима заходы кашалотов на север бывают дальше, чем в северной части Тихого океана. В Южном полушарии наибольшие скопления сосредоточены в водах Чили, Перу и у индоокеанского побережья Южной Африки.

Образ жизни

Кашалоты — стадные животные. В одиночку встречаются лишь очень старые самцы. В районах летнего обитания самцы кашалотов, в зависимости от воз­раста и размера животных, в большинстве случаев образуют группировки определённого состава, так называемые холостяцкие стада. Как холостяцкие стада, так и прочие группы кашалотов обычно состоят из сравнительно одноразмерных животных. Из 23 исследованных в Аляскинском заливе групп 18 состояли из близких по размерам китов и лишь остальные 5 — из разноразмерных. Видимо, причина объединения в группы одноразмерных животных заключается в одинаковой воз­можности добывания пищи, находящейся на разных глубинах.

Кормящийся кашалот плывёт довольно медленно по сравнению с усатыми китами. Даже при миграциях его скорость редко превышает 10 км/ч, а максимальная скорость кита — 37 км/ч. В любом случае, даже относительно тихоходные китобойные суда в большинстве случаев догоняли уходившего кашалота после нескольких часов погони. Большую часть времени кашалот кормится, совершая одно погружение за другим, а после длительного пребывания под водой кашалот долго отдыхает на поверхности. Возбуждённые кашалоты целиком выскакивают из воды, падая с оглушительным всплеском, громко хлопают по воде хвостовыми лопастями. Иногда кашалоты подолгу стоят торчком, выставив голову из воды. Кроме того, кашалоты ежедневно отдыхают по несколько часов в день. Сон кашалота, по данным недавних исследований, очень короткий. Кит во время сна почти неподвижно висит у поверхности в состоянии почти полного оцепенения, проводя так около 7 % времени. Таким образом, кашалота, вероятно, можно считать рекордсменом среди млекопитающих по самому короткому общему времени сна. При этом выяснилось важное обстоятельство — у спящих кашалотов прекращают активную деятельность одновременно оба полушария мозга, а не попеременно, как полагали раньше (и как это имеет место у большинства других китообразных).

Недавно было подмечено, что при кормёжке кашалоты могут действовать хорошо организованными группами по 10—15 особей, коллективно сгоняя добычу (в описанном случае — кальмаров) в плотные группы. При этом киты проявляют высокий уровень взаимодействия. Коллективная охота проходила на глубинах до 1500 м.

Относительно продолжительности жизни кашалота известно, что она, во всяком случае, довольно велика — по некоторым данным, был зарегистрирован максимальный возраст в 77 лет. Некоторые источники утверждают, что кашалоты нередко доживают до 60 лет. Указывается также предельный возраст в 40—50 лет.

Кашалот и человек

Кашалот как объект промысла

Кашалот на протяжении столетий (до середины XX века) был важнейшим объектом китобойного промысла до его запрета. Уже в середине XIX века их поголовье оказалось заметно подорвано в результате бесконтрольной добычи, но тем не менее, масштабы промысла только возрастали. До 1948 года ежегодно добывалось около 5000 животных. После этого объёмы добычи резко возросли до 20 тыс. голов в год, преимущественно в северной части Тихого океана и в Южном полушарии, причём только в Антарктике добывалось около 5 тыс. только самцов. Добыча кашалотов была резко ограничена во второй половине 1960-х годов, а в 1985 году кашалоты, наряду с другими китами, были полностью взяты под охрану. Япония и Норвегия, тем не менее, до самого последнего времени продолжали их добычу (как и добычу других китов) по несколько голов в год. Сейчас добыча китов вообще и кашалотов в частности разрешена в большинстве стран лишь малым аборигенным народам, и то по строгим квотам. Добыча кашалотов в XVIII—XIX веках была особенно развита в США. Её центром был Нантакет (штат Массачусетс), являвшийся одно время, по-видимому, крупнейшим китобойным портом мира — к нему были приписаны до 150 китобойных шхун. В настоящее время в Нантакете действует музей китобойного промысла, а значительная часть города превращена в музей под открытым небом.

Промысел кашалотов в США достиг своего пика в последней трети XIX века — в 1876 году забоем кашалотов было занято 735 судов. Это количество затем быстро стало снижаться. Роль США в добыче кашалотов стала весьма малой уже в 1920-е годы, а после Второй мировой войны сошла практически на нет (британский китобойный промысел, активный в XIX веке, вообще прекратил существование в 1912 году), а на первое место вышли СССР и Япония. Общемировая добыча кашалотов достигла максимума в 1964 году, когда забили 29 255 голов. В эти годы промысел вёлся хорошо оснащёнными и организованными китобойными флотилиями, в том числе советскими флотилиями «Слава», «Алеут», «Советская Украина» и «Юрий Долгорукий». Механизация китобойного промысла позволяла добывать китов в огромном количестве. Так, базировавшаяся в порту Калининград флотилия «Юрий Долгорукий» (одно судно-база, так называемая китобойная матка, и 15 китобойцев) за 15 ежегодных походов в антарктические воды с 1960 по 1975 год добыла около 58 000 китов, из которых 45 % составили кашалоты. Масштаб промысла становится очевиден, если учесть, что, например, в 1962 году у Антарктиды действовала 21 китобойная флотилия 6 государств. Согласно некоторым подсчётам, в XIX веке было добыто от 184 000 до 230 000 кашалотов, а в современную эпоху около 770 000 (из них большая часть между 1946 и 1980 годами).

При столь интенсивном промысле самцы кашалота оказались выбиты очень сильно, что негативно сказалось не только на поголовье, но и на среднем размере этих китов — средние длина и вес кашалотов стали заметно меньше в связи с уничтожением наиболее крупных экземпляров. Но и самки кашалотов были очень основательно выбиты за годы после Второй мировой войны, особенно в водах, омывающих берега Чили и Перу.

Япония до самого последнего времени продолжала китобойный промысел, хотя и в значительно меньших масштабах, чем раньше. Японцы оставили за собой право добывать некоторое количество китов, мотивируя это научной необходимостью. С 2000 по 2009 год японцами было добыто 47 кашалотов (что составило, правда, очень незначительную долю от общего количества добытых китов). Все кашалоты были выловлены в Северном полушарии.

Продукты, получаемые от кашалота

Жир кашалота

Основным продуктом кашалотового промысла во все времена был жир, точнее, вытапливавшаяся из него ворвань. Во времена расцвета промысла кашалотов ворвань использовалась как смазочный материал, в частности, для первых паровозов. Использовалась она и для освещения. Одной из причин упадка нантакетских китобойных флотилий стало распространение нефтепродуктов и, соответственно, падение спроса на кашалотовую ворвань. В середине XX века ворвань кашалота снова получила некоторое распространение как смазочный материал для точных приборов, а также как ценный продукт для производства бытовых и промышленных химических веществ. Пик добычи ворвани был достигнут в 1963—1964 годах, когда было получено свыше 150 тыс. тонн (всего ворвани от китов всех видов в эти годы было добыто около 240 тыс. тонн). От одного кашалота получали 12—13 тонн.

Спермацет

Спермацет — жировоск из головы кашалота, прозрачная жироподобная жидкость, пропитывающая губчатые ткани «спермацетового мешка». На воздухе спермацет быстро кристаллизуется, образуя мягкую, желтоватую воскоподобную массу. В прошлом его применяли для изготовления мазей, помад и т. д., часто делали свечи. Спермацет вплоть до 1970-х годов применялся как смазочный материал для точного оборудования, в парфюмерии, а также в медицинских целях, особенно для приготовления противоожоговых мазей. Заживляющие свойства спермацета известны уже очень давно.

Так, было подмечено, что среди китобоев, занимавшихся разделкой кашалотовых туш, раны и порезы на руках заживали гораздо быстрее у тех, кто работал у головы кита.

Амбра

Амбра — твёрдое воскоподобное вещество серого цвета, образующееся в пищеварительном тракте кашалотов, имеющее сложную слоистую структуру. Амбра издревле и до середины XX века использовалась как благовоние и как ценнейшее сырьё при изготовлении духов. Сейчас уже почти точно установлено, что амбра выделяется в результате раздражения слизистой, вызываемого роговыми клювами проглоченных кашалотом кальмаров, во всяком случае, в кусках амбры всегда можно обнаружить множество непереваренных клювов головоногих. На протяжении многих десятилетий учёным так и не удавалось установить, является ли амбра продуктом нормальной жизнедеятельности или результатом патологии. Однако примечателен тот факт, что амбра попадается только в кишечнике самцов. В отсутствие китобойного промысла единственным источником амбры сейчас могут служить только находки её кусков, выброшенных морем. Амбру и парфюмерные изделия, содержащие амбру, можно встретить в продаже и в настоящее время, но производители заверяют, что используется только амбра, найденная в море, а не извлечённая из туши кита

.Зубы

Зубы кашалота в странах Европы и Северной Америки во времена интенсивной добычи китов служили весьма дорогим поделочным материалом, ценившимся наравне с бивнем мамонта и моржовым клыком. Из них изготавливали самые разнообразные костяные изделия, причём часто этим занимались умельцы из китобоев, занимавшие свой досуг во время плаваний резьбой по зубу кашалота. На китобойных судах зубы кашалота, а также челюстные кости (тоже применявшиеся для резных изделий) по традиции хранились у второго помощника капитана, который выдавал их только тем матросам, которые занимались резьбой. Зубы самцов ценились выше, чем зубы самок — хотя последние обычно мягче и легче поддавались обработке, они были менее стойки, вдобавок значительно меньше по размерам.

Мясо

Мясо кашалота, как и мясо других зубатых китов, по сравнению с мясом усатых китов обладает сильным, не очень приятным запахом, поэтому крайне редко употреблялось в пищу человеком. Оно либо шло вместе с костями на изготовление мясо-костной муки, либо использовалось для корма собак и пушных зверей на зверофермах. Кроме того, в XX веке некоторые внутренние органы кашалота (в основном железы — поджелудочная, гипофиз и т. д.) использовались в медицинской промышленности для изготовления гормональных препаратов.

четверг, 11 февраля 2016 г.

Гуаса

Гуаса, также атлантический гигантский групер (лат. Epinephelus itajara) – крупная морская рыба из семейства каменных окуней (Serranidae). К роду «Epinephelus» также относится тихоокеанский гигантский групер.


Атлантический гигантский групер живёт в основном на тропических мелководьях, среди коралловых и иных рифов, на глубинах от 5 до 50 метров. Ареал этого вида охватывает воды у островов Флорида-Кис и Багамских островов, бо́льшую часть Карибского моря и практически всё побережье Бразилии, где эта рыба называется «mero». Иногда заходит на север до штатов Мэн и Массачусетс. В восточной части Атлантического океана встречается от Демократической Республики Конго до Сенегала.

Молодые груперы этого вида могут жить в солоноватой воде – в речных устьях, протоках речной дельты, мангровых болотах. Для большинства других груперов это нехарактерно.

Атлантический гигантский групер – крупная рыба. В длину он может дорастать до 2,5 метров, весить до 363 кг. Обычно же взрослые особи весят около 180 кг. Эти груперы активно вылавливались ради употребления их в пищу. Также атлантические гигантские груперы склонны регулярно возвращаться для икрометания в одни и те же места и собираться там большими группами. Это также делает их лёгкой добычей для рыболовов. В настоящее время вылов этого вида запрещён законодательно, но до принятия указанного запрета его популяция быстро сокращалась. Сейчас вылов атлантического гигантского групера полностью запрещён, а сам этот вид проходит в списках МСОП как находящийся в критическом состоянии. В США меры по охране этого вида начали проводиться с 1990, в странах Карибского бассейна – с 1993. С момента прекращения вылова популяция этого групера уже успела вырасти; однако, при характерном для этого вида медленном размножении, для полного восстановления популяции потребуется ещё много времени.

Атлантический гигантский групер питается ракообразными, рыбой, осьминогами и молодыми морскими черепахами. Рассматриваемый вид - не высший хищник, у него есть естественные враги среди крупных рыб. Это барракуды, мурены, крупные акулы.

Большинство груперов – гермафродиты, причём женские половые клетки у них созревают раньше мужских. Каждая особь сначала взрослеет в качестве самки, и только некоторые из этих самок вырастают и становятся самцами. Но для атлантического гигантского групера это ещё не доказано. Фактически же обнаружено, что самцы рассматриваемого вида могут быть половозрелыми уже в возрасте 4-6 лет при длине примерно 1150 мм, будучи при этом моложе и мельче половозрелых самок (6-8 лет и примерно 1225 мм соответственно)

среда, 10 февраля 2016 г.

Антарктический гигантский кальмар

Антарктический гигантский кальмар, или антарктический глубоководный кальмар(лат. Mesonychoteuthis hamiltoni) — глубоководный вид кальмаров и единственный представитель рода Mesonychoteuthis. В ненаучной прессе и популярной литературе его обычно называют «колоссальным кальмаром», используя прямой перевод с одного из английских названий.


Впервые был описан в 1925 году британским зоологом Г. К. Робсоном (Guy Coburn Robson; 1888—1945) по двум щупальцам из желудка кашалота, пойманного к югу от Южных Шетландских островов. С момента описания вида о нём не было больше никаких сведений в течение последующих более чем 40 лет. По сути, первые сведения после большого перерыва появились лишь в 1970 году, когда были описаны 4 личинки M. hamiltoni из Атлантического сектора Антарктики, а самая первая поимка взрослой особи этого вида — самки, имевшей длину мантии 117 см, разноглубинным тралом произошла лишь в 1979 году.

Эндемик Антарктики. Является одним из самых массовых и самым крупным видом кальмаров в антарктических водах. Согласно оценкам его максимальный размер не менее 10 м, а возможно даже 13—14 м общей длины, уступает лишь гигантскому кальмару рода Architeuthis из Северного полушария, а по массе (около полутонны) заметно превосходит его; в Антарктике крупнейший после него кальмар —Kondakovia longimana (общая длина до 2,2 м).

Интересной особенностью всех гигантских, а также всех антарктических и глубоководных кальмаров является присутствие в их организме хлористого аммония, уменьшающего удельный вес тела и придающего кальмарам нейтральную плавучесть. В отличие от мелких кальмаров с отрицательной плавучестью, вынужденных постоянно использовать очень энергозатратный механизм реактивной струи, выпускаемой из воронки, кальмары Антарктики могут практически без движения парить в толще воды.

Описание

Клюв антарктического гигантского кальмара из желудка антарктического клыкача, пойманного в море Амундсена, Антарктика. Рассчитанная по нижнему клюву длина мантии этого кальмара составила около 2 м, полный вес кальмара — около 250 кг.

Очень крупный вид с удлинённым телом, длиной мантии до 3 м, общей длиной около 9—10 м и максимальным известным весом 495 кг. Мантия широкая, суживающаяся в последней трети своей длины в узкий длинный заострённый хвост. Толщина стенок мантии около 5—6 см; ткань мантии мягкая. Затылочный и вороночный хрящи короткие, толстые, несколько искривлённые, без туберкул у взрослых или почти взрослых кальмаров. Плавники крупные, толстые, мускулистые, терминальные, составляют почти половину длины мантии и в расправленном виде образуют профиль (при взгляде сверху и снизу) в виде сердца. Глаза очень крупные, с двумя фотофорами; диаметр глаза достигает 27 см. Щупальца с двумя рядами присосок на булавах, двумя продольными рядами хорошо развитых крючьев (до 26), расположенных медиально, и мелкими боковыми присосками. Ловчие руки очень толстые, длинные и мускулистые, с широкими защитными мембранами у основания и утончающиеся к концам; в средней части рук имеются от трёх до 11 пар капюшоновидных крючьев, в последней трети длины — присоски. Хитиновый клюв толстый, жесткий и мощный.

Распространение и батиметрическое распределение


Распространён в Южном океане циркумполярно. В Антарктических водах образует скопления, а за пределами Антарктической конвергенции держится разреженно. Наиболее северные находки известны к югу от берегов новой Зеландии, Южной Африки и Южной Америки. Обитает главным образом в глубинных антарктических водах, где встречается на глубинах до 2—4 тысяч метров. В качестве индикатора гипотетического наличия этого кальмара в какой-либо акватории Южного океана может рассматриваться температура поверхности воды в диапазоне от −1,9 до +2 °C. Максимум встречаемости этого вида приходится ещё на более узкий температурный интервал — от −0,9 до 0 °C. Взрослые кальмары обычно встречаются на глубине от 200—700 м (мезопелагиаль) до 700—2000 м (батипелагиаль). В декабре—марте особенно часто встречается в высоких широтах Антарктики между 60 и 70 градусами южной широты.

Размеры
Самки крупнее самцов. В желудках кашалотов отмечены особи обоих полов кальмаров с размером мантии от 80 до 250 см и весом до 250 кг. У наиболее крупных особей длина мантии, очевидно, может достигать 4-х метров. В 2007 году в море Росса новозеландские рыбаки на ярусоловном судне «San Aspirin», занимавшегося промыслом антарктического клыкача, выловили крупнейшего из когда-либо пойманных антарктических гигантских кальмаров общей длиной около 10 метров, с длиной мантии 3 м и весом в 495 кг.

Образ жизни

Об особенностях биологии и жизненном цикле этого кальмара известно очень мало, так как случаи их поимки крайне редки. Является основным объектом охоты кашалотов (до 60 % в пище) и антарктического клыкача, а неполовозрелыми мелкими особями питаются альбатросы. Основным источником первичной информации по образу жизни этого кальмара послужили данные по питанию кашалотов, добытые советским исследователем В. Л. Юховым в период открытого китобойного промысла с 1967 по 1974 г.

Пассивный хищник и типичный ихтиофаг, зависающий в толще воды в ожидании проплывающих жертв. Основным объектом питания антарктического гигантского кальмара являются светящиеся анчоусы семейства миктофовых (Myctophidae), а также другие мезопелагические рыбы, в основном семейства Paralepididae. Кроме того, в питании встречается антарктический клыкач и кальмары; в неполовозрелом возрасте на ранних стадиях развития питается преимущественно зоопланктоном.

Впервые начинает созревать при длине мантии около 1 м и весе около 25—30 кг. Длина сперматофоров составляет около 170—250 мм, потенциальная плодовитость — около 4—4,2 млн ооцитов. В ноябре—апреле гонады самок находятся на II-III стадии зрелости. Различие в диаметрах ооцитов указывает на их асинхронный рост и развитие. Нерест, вероятно, происходит в конце зимы — ранней весной.

Возможное использование в питании

У этого кальмара, в отличие от большинства других видов антарктических кальмаров, раствор хлористого аммония, придающий животному нейтральную плавучесть и характерный аммиачный запах, находится не в тканях мантии, а в специальном целомическом мешке. Этот мешок легко удаляется вместе с внутренностями, поэтому мясо мантии кальмара (выход по массе до 67 %) является съедобным и, к тому же, обладает нежным приятным вкусом. По современным оценкам биомасса этого кальмара может составлять около 90 миллионов тонн.

вторник, 9 февраля 2016 г.

Косатка

Косатка (лат. Orcinus orca) — морское млекопитающее, отряда китообразных, подотряда зубатых китов (Odontoceti), семейства дельфиновых. Единственный современный представитель рода косаток. Ископаемые останки Orcinus citoniensis Capellini, 1883, второго вида рода Orcinus, были обнаружены в Италии (Тоскана) в плиоценовых отложениях.


Внешний вид

Косатки — крупнейшие плотоядные дельфиновые; отличаются от других дельфиновых контрастным чёрно-белым окрасом. Для косаток характерен половой диморфизм: самцы достигают в длину 9—10 м при массе до 7,5 т, самки — 7 м при массе до 4 т. Кроме того, спинной плавник у самцов высокий (до 1,5 м) и почти прямой, а у самок — примерно вдвое ниже и загнут. В отличие от большинства дельфинов, грудные ласты у косатки не заостренные и серповидные, а широкие и овальные. Голова короткая, уплощенная сверху, без клюва; зубы массивные, длиной до 13 см, приспособленные к разрыванию крупной добычи.

Череп косатки

Окраска спины и боков у косатки чёрная, горло белое, на брюхе — белая продольная полоса. У некоторых форм антарктических косаток спина темнее боков. На спине, позади спинного плавника, есть серое седловидное пятно. Над каждым глазом имеется по белому пятну. В водах Арктики и Антарктики белые пятна могут приобретать желтовато-зеленоватый или бурый оттенок из-за покрывающей их плёнки диатомовых водорослей. Форма пятен у косаток настолько индивидуальна, что позволяет идентифицировать отдельных особей. Кроме того, на севере Тихого океана встречаются полностью чёрные (меланисты) и белые (альбиносы) особи.

Распространение

Косатка распространена практически по всему Мировому океану, встречаясь как вблизи берегов, так и в открытых водах, но придерживается в основном 800 км прибрежной полосы. Не заходит она только в Чёрное, Азовское, Восточно-Сибирское и в море Лаптевых. В тропиках она встречается реже, чем в холодных и умеренных водах. В России — обычно у Курильской гряды и у Командорских островов.

Образ жизни и питание

Хотя косатка — хищник с широким спектром питания, каждая отдельная популяция обладает довольно узкой пищевой специализацией. Так, некоторые популяции Норвежского моря специализируются на сельди и каждую осень мигрируют вслед за ней к побережью Норвегии; другие популяции в том же районе охотятся преимущественно на ластоногих. При этом пищевые пристрастия определяют социобиологические особенности популяций. При изучении канадских косаток было выделено две их разновидности: «резидентные» и «транзитные» косатки, или «домоседы» и «бродяги».

Несмотря на то, что это водное млекопитающее относится к семейству дельфиновых, оно может употреблять в пищу буквально все живое: морских млекопитающих, головоногих моллюсков, рыбу и т.д. Репутацию жестокого убийцы косатка получила благодаря своей манере убивать, разрывая жертву на части. Когда пищи достаточно, то она может мирно уживаться и с другими китообразными, но если косатки голодны – они готовы наброситься на любого: от дельфина до других ластоногих животных. Размер жертвы для этого хищника не имеет значения, так как он отлично справится, как с маленьким пингвином, так и с десятитонным китом. У косаток хорошо развито наземное и подводное зрение, осязание и слух. Для того чтобы обнаруживать и распознавать различные объекты в воде они используют сложную эхолокацию.

Косатки искусные охотники, которые способны охотиться как в одиночку, так и в команде. Когда убить жертву одним ударом не получается, они начинают атаковать ее коллективно. Сначала хищники выматывают свою добычу и ждут, когда животное, обессилев, не сможет продолжить плавание. Затем они окружают его и начинают откусывать от его тела куски мяса. Именно эти голодные хищники представляют собой наибольшую опасность для недавно появившихся на свет жителей подводного мира. Считается, что если на детеныша кита напали косатки, то он обречен на верную смерть. Плавая со скоростью свыше 55 км/час, они попросту не могут быть настигнуты матерью, которая всеми силами пытается защитить свое чадо.

Косатки обладают сложной социальной структурой, в основе которой лежит материнская группа – семья. Как правило, она состоит из самки с детенышами различного возраста и взрослыми сыновьями. Несколько семей, которые возглавляются родственницами-самками, составляют стаю или группировку. Ее члены сильно привязаны друг к другу, поэтому они постоянно находятся вместе и имеют собственный вокальный диалект, отличающийся от звуков, издаваемых хищниками из другой стаи. Но, несмотря на это, группировка может распадаться на некоторое время, например, для поиска пищи. И, наоборот, группировки могут объединяться для различных социальных взаимодействий и охоты.

Несмотря на то, что косатки являются опасными хищниками-убийцами, их отношения внутри группировки неагрессивные и дружелюбные. Удивительно, но им даже свойственна забота о больных, старых и покалеченных сородичах. Их размножение мало изучено. Ученые предполагают, что зачатие у косаток осуществляется летом и в начале осени. За всю жизнь каждая самка рожает до 6 детенышей, прекращая воспроизводить потомство в сорокалетнем возрасте.

Косатки – удивительные хищники, мирно сосуществующие рядом с сородичами и проявляющие неслыханную жестокость в добывании пищи. Главная угроза их нормальной жизнедеятельности заключается в загрязнении окружающей среды, массовых разливах нефти, уменьшении численности подходящих для охоты видов, шуме от проходящих морских судов, которые нарушающих эхолокацию животных.

понедельник, 8 февраля 2016 г.

Камчатский краб

Камчатский краб (лат. Paralithodes camtschaticus) — вид раков-отшельников из семейства Lithodidae. Относится к крабоидам: представители обладают внешним сходством с крабами (Brachyura), но легко отличимы по редуцированной пятой паре ходильных ног и асимметричному брюшку у самок. Будучи одним из самых крупных ракообразных Дальнего Востока, камчатский краб выступает в роли объекта промысла. В середине XX века данный вид преднамеренно вселили в Баренцево море.


Строение

Сердечная и желудочная области панциря вооружены тремя парами острых крупных шипов, вне зависимости от пола и возраста животного. Ростральный шип острый, вооружён по верхней стороне одним крупным, часто раздвоенным на верхушке, шипом и парой более мелких шипиков. Подвижный шип (скафоцерит), являющийся экзоподитом второй антенны, всегда простой, неразветвлённый. Тело и ноги у живых крабов окрашены сверху в красно-коричневый, а снизу — в желтовато-белый цвет, боковые поверхности имеют крупные фиолетовые пятна.

Акклиматизация в Баренцевом море


Первые попытки проработать вопрос о вселении камчатского краба в Баренцево море были предприняты в1932 году, однако после анализа ситуации работы были заморожены из-за отсутствия надёжного способа доставки особей краба с Дальнего Востока.

После войны, в 1951 году, были возобновлены работы по акклиматизации краба в Баренцевом море, однако они снова были прекращены из-за невозможности доставки живьём краба: отловленные животные жили в транспортных резервуарах с водой не более двух суток.

Первая удачная перевозка взрослых особей произошла в 1960 году. Несмотря на длительную, в несколько месяцев, акклиматизацию, погибло порядка 90 % икры, вынашиваемой самками. После этого было принято решение завозить только взрослых особей.

Основной завоз краба проходил в 1961—1969 годах, причём большую часть из них доставили авиатранспортом. В 1977—1978 годах по железной дороге было доставлено ещё 1200 крабов. Данная операция не являлась необходимой, так как первого камчатского краба выловили в 1974 году. В 1977 году были пойманы первые крабы у берегов Норвегии.

В настоящее время численность краба в Баренцевом море быстро растет, к 2006 г она достигала не менее 100 млн особей. Камчатский краб быстро распространяется к юго-западу вдоль побережья Норвегии и к северу, где уже достиг Шпицбергена. Будучи всеядным хищником, камчатский краб уничтожает местные виды ракообразных, иглокожих (морских ежей) и моллюсков, что вызывает тревогу природоохранных организаций. Коммерческий промысел краба начат Норвегией в 2002 г, Россией — в 2004 г. Квоты на добычу краба Россия и Норвегия определяют самостоятельно, хотя их обсуждает российско-норвежская комиссия по рыболовству. Российская квота на 2008 г составила около 11,5 тысяч тонн.

Промысел/аквакультура

 В северной части Тихого океана основная добыча сосредоточена у берегов западной Камчатки и побережья Хабаровского края в Охотском море и Татарском проливе. Ежегодно вылавливается несколько десятков тысяч тонн. Камчатский краб является привлекательным объектом браконьеров, которые подрывают его запасы. Краб добывается ловушками, из которых отбираются только самцы, а самки по правилам рыболовства должны быть отпущены. Установка ловушек не наносит обитателям морского дна такого ущерба, как донные тралы. Важно, однако, помнить, что часть ловушек при промысле теряется и продолжает губить животных, попадающих в них, до тех пор, пока сетное полотно не сгниет.

Краб как пищевой продукт
В пищу употребляется мясо (белого цвета), находящееся в ногах, клешнях и в месте сочленения ног с карапаксом, а также икра. Количество мяса в особи может варьироваться в зависимости от сезона. Основным способом приготовления является варка: конечности краба закладываются в подсоленную кипящую воду и варятся 15—20 минут. После варки мясо может быть законсервировано или заморожено и подвергнуто хранению.

Рекомендации потребителям. На российских прилавках очень много браконьерской продукции сомнительного качества. В основном она приходит из Баренцева моря, а добыча дальневосточных браконьеров редко доходит до европейской части России и в массе вывозится в Японию. Поэтому мы не рекомендуем покупать камчатского краба

воскресенье, 7 февраля 2016 г.

Атлантическая треска

Атлантическая треска (лат. Gadus morhua) — вид лучепёрых рыб семейства тресковых. Длина тела — до 1,8 м; в промысле преобладают рыбы длиной 40—80 см, в возрасте 3—10 лет. Спинных плавников — 3, анальных — 2, на подбородке небольшой мясистый усик. Окраска спины от зеленовато-оливковой до бурой с мелкими коричневыми крапинками, брюхо белое.


Ареал трески охватывает умеренную область Атлантического океана, образуя несколько географических подвидов: арктическая, беломорская, балтийская и др. В восточной части Атлантики треска распространена от Бискайского залива до Баренцева моря и Шпицбергена; в западной — от мыса Хаттерас (Северная Каролина) до Гренландии.

Содержание

Биология

Треска встречается от прибрежной полосы до континентального шельфа, но в открытом море над большими глубинами редка. Нерестится раз в год. Её жизненный цикл привязан к морским течениям северной Атлантики. Проследим его на примере самой многочисленной, арктической (или норвежско-баренцевоморской) разновидности.

Атлантическая треска размножается у берегов Норвегии, а откармливается в Баренцевом море и на мелководье у Шпицбергена. Основные нерестилища этой трески находятся у Лофотенских островов (Норвегия). Нерест происходит в марте — апреле на глубине до 100 м, на границе теплых вод Атлантики и более холодных вод фьордов. Оплодотворенные икринки подхватываются течением, которое несёт их на север. Вылупившиеся личинки питаются планктоном. Часть молоди с течением попадает к острову Медвежьему, но большое количество с Нордкапским течением приносится в Баренцево море. К июлю мальки, дрейфующие на север, достигают 72—73° с. ш., а дрейфующие на восток — Кольского меридиана (33° в. д.). В сентябре молодь достигает восточных районов Баренцева моря, где переходит к донному образу жизни. В первые два года жизни молодь трески питается мелкими ракообразными. С 3 лет треска становится хищником и начинает совершать заметные миграции. Основу питания трески Баренцева моря составляют три вида планктоноядных рыб — сельдь (как правило, молодь), мойва. Летом треска часто кормится рачками из семейства евфаузиевых; иногда поедает донную фауну, как правило, двустворчатых моллюсков, у которых откусывает вытягиваемые ими ноги. Питается также собственной молодью и более мелкими сородичами. В возрасте 8—9 лет, достигнув веса 3—4 кг, арктическая треска впервые идёт на нерест. В сентябре — октябре она собирается в большие стаи и начинает миграцию обратно к Лофотенским островам. Этот путь, протяженностью свыше 1500 км, она проходит за 5—6 месяцев со средней скоростью 7—8 км в сутки. Самки остаются на нерестилище несколько недель, выметывая 2—3 порции икры; столько же остаются и самцы, оплодотворяя самок. Отнерестившиеся особи возвращаются к местам нагула, чтобы откормиться. Продолжительность жизни этой разновидности трески — до 20—25 лет.

Некоторые подвиды (беломорская, балтийская) трески приспособились к жизни в опресненных морях, не совершают дальних миграций и созревают раньше, на 3—4 году жизни. Существуют две озёрные формы: в озере Могильном на острове Кильдин в Мурманской области (Gadus morhua kildinensis) и в озере Огак на Баффиновой Земле (Gadus ogac или Gadus morhua ogac) обитает треска, проникшая в эти озера в то время, когда они еще были соединены с морем. Сейчас верхний пятиметровый слой воды в этих озерах пресный, а придонные слои отравлены сероводородом, и треска живет в средних слоях, сохраняющих морскую солёную воду.

Хозяйственное значение

Треска — одна из важнейших промысловых рыб. Ее печень, богатая жиром (до 74 %), является источником рыбьего жира (животный жир, получаемый из большой, весом в 1,3—2,2 кг, печени) и сырьем для производства популярных консервов.
Основная статья: Тресковый кризис в Канаде

В 1992 году правительство Канады объявило мораторий на ловлю трески, известный как тресковый кризис, который был вызван резким сокращением поголовья рыбы, грозившим её полным исчезновением.

суббота, 6 февраля 2016 г.

Лангусты

Лангусты - десятиногие длиннохвостые раки,обитают в теплых морях. Ведут донный образ жизни,прячась среди камней, кораллов и в зарослях растений. Длина тела-60 см,клешни очень маленькие и тонкие.


Строение

Крупные ракообразные с уплощённым телом, достигающие в длину — до 60 см. Внешне напоминают омаров, отличаясь отсутствием массивных клешней на передних ходных ногах. Небольшие клешни имеются только у самок (на пятой паре ног) и применяются ими для очистки поверхности тела. У самцов лангустов рода Justitia на передней паре ходных ног развиваются подклешни.

Тело и толстые антенны покрыты мощными шипами.

Размножение и развитие

Размножаются половым путём, достигая половой зрелости к пятому году жизни. Самки откладывают икру в особую сумку, расположенную в районе груди, где и оплодотворяются половыми продуктами самцов.

Из оплодотворённых яиц, которые несколько месяцев находятся в сумке матери, вылупляются уплощённые личинки — филлосомы (от др.-греч. phyllon— лист и soma — тело), очень мелкие и способные передвигаться в толще воды благодаря отросткам на теле. Внешне они напоминают расплющенных стеклянных паучков, которых сложно заметить в толще воды. Единственное, что напоминает о происхождении личинок лангустов — крохотный хвостик, похожий на хвост взрослого лангуста. В этот период своей жизни личинки лангустов питаются бентосом (зоопланктоном) и довольно быстро растут. Постепенно они превращаются в крохотных лангустов и опускаются на дно моря. На первом году жизни лангусты линяют около десяти раз. Новый панцирь затвердевает в течение 2—3 недель. Продолжительность жизни лангуста неизвестна.

Образ жизни

Лангусты распространены в тёплых морях. Ведут донный образ жизни на глубине не более 200 метров, прячась среди камней, коралловых построек и в расселинах скал, а также в зарослях подводной растительности.

Добыча

Лангустов ловят ставными сетями и корзинами-ловушками. Мясо лангуста считается деликатесом.

пятница, 5 февраля 2016 г.

Альбакор

Альбакор (или желтопёрый тунец) имеет мускулистое тело обтекаемой формы с гладкой кожей и внешне напоминает торпеду с очень длинными грудными плавниками, чем и отличается от тунца. 


Ареал обитания
Обитает в тропических и умеренных водах всех океанов, включая Средиземноморье.

Спинной плавник рыбы устроен так, что передние три выше, чем последующие. Может достигать длины 127см и весить 45кг. Пищу альбакора в умеренно теплых водах составляют рыбы, кальмары и ракообразные, обитающие в поверхностном слое (в северной части Тихого океана, например, одним из основных объектов питания служит сайра). В тропиках желтоперый тунец поедает более глубоководных животных, морских лещей, некоторых головоногих. Рыба редко появляется вблизи побережий , так как не любит опресненной воды. Иногда формирует небольшие косяки. 

Альбакор является хорошей промысловой рыбой. Мировые уловы в среднем составляют 200 тыс. тонн в год. Лидером является Тайвань, Испания, Япония, США. Рынок по переработке свежей рыбы постоянно растет. Альбакор является объектом спортивного рыболовства.

Питательная ценность
Вода: 79г, белки: 24,0г, общее содержание жира/липидов: 4,5г, углеводы: 0,0 г, зола: 1,7г. Средняя калорийность: 138Ккал/100гр.

Кулинарное использование
Имеет мягкое и жирное светло-розовое мясо, идеальное для суши. Поэтому основной улов реализуется в свежем виде в странах Юго-Восточной Азии, и прежде всего в Японии.
Отличное традиционное сырье для консервирования. В Штатах эта рыба единственная продается в консервах как «белое мясо».