пятница, 12 февраля 2016 г.

Кашалот

Кашалот (лат. Physeter macrocephalus) — морское млекопитающее, единственный современный представитель семейства кашалотовых, родственного карликовым кашалотам. Крупнейший из зубатых китов. Взрослые самцы достигают 20 м длины и массы 50 тонн, а самки 15 м длины и массы 20 тонн. Это одно из немногих китообразных, у которых хорошо выражен половой диморфизм: самки значительно меньше самцов по размерам, достигая длины лишь 15 м, и отличаются также телосложением, количеством зубов, размерами и формой головы и т. д. Внешний вид кашалота очень характерен: у этого кита огромная прямоугольная голова, в которой помещается так называемый спермацетовый мешок. Кашалот выделяется среди прочих крупных китов рядом других уникальных анатомических особенностей.


Кашалот — стадное животное, живущее большими группами, достигающими иногда сотен и даже тысяч голов. Он распространён по всему Мировому океану за исключением полярных областей. Питается кашалот в основном головоногими моллюсками, в том числе гигантскими кальмарами, достигающими длины 14—18 м; рыба занимает обычно не больше 5 % в его рационе. В поисках добычи кит совершает самые глубокие погружения среди всех морских млекопитающих, до глубины свыше 2 км, оставаясь под водой до полутора часов. Добычу кашалот разыскивает с помощью ультразвуковой эхолокации, в которой важную роль играет спермацетовый мешок, используемый как акустическая линза. Спермацетовый орган также помогает обеспечивать требуемый уровень плавучести кита при погружениях.

В природе у кашалота практически нет врагов, только косатки изредка могут нападать на самок и молодняк. Но человек издавна охотился на кашалота — в прошлом этот кит был важнейшим объектом китобойного промысла. От кашалота получали ворвань и такие ценные продукты как спермацет и амбру. Из-за хищнической добычи, прекратившейся только к 1980-м годам, поголовье кашалотов сильно снизилось, но сохранилось лучше, чем поголовье усатых китов. Сейчас оно медленно восстанавливается, хотя этому несколько препятствуют антропогенные факторы (загрязнение морей, интенсивное рыболовство и др.). Современное количество кашалотов в мире трудно поддаётся оценке, наиболее вероятное число — 300—400 тысяч голов.

Кашалот считается весьма опасным животным. Будучи раненым, он проявляет большую агрессивность, в связи с чем охота на него была сопряжена с известным риском. Разъярённые кашалоты погубили множество моряков-китобоев и даже потопили несколько китобойных судов.

Кашалот часто привлекал внимание писателей из-за уникального облика, свирепого нрава и сложного поведения. Описания кашалота встречаются у известных авторов. Существенна также роль кашалота в культуре многих приморских народов.

Происхождение названия

Слово «кашалот» заимствовано, по-видимому, из португальского языка. В свою очередь, португальское cachalote, предположительно, происходит отcachola, «большая голова». В толковом словаре Ушакова (1935—1940 гг.), однако, указывается на французское происхождение слова. Во всяком случае, в большинстве романских языков используются различные варианты слова cachalote (фр. cachalot, исп. cachalote, порт. cachalote, кат. catxalot, рум. cașalot).

Кашалот был в числе видов, классифицированных Карлом Линнеем в труде «Система природы» в 1758 году. Линней дал кашалоту родовое наименование Physeter, что являлось названием этого кита на латыни. Это слово упоминалось ещё в трактате Плиния Старшего «Естественная история», что свидетельствует о знакомстве римлян с кашалотом:
…у побережья Галлии встречается огромная рыба — кашалот (Physeter), который, поднимаясь над водой, словно огромная колонна, делается выше корабельных мачт и изрыгает громадные потоки воды, такие мощные, что они могут потопить и разрушить судно.

Линней привёл в своей работе два вида рода Physeter: catodon и macrocephalus. Сомнений в том, что название macrocephalus относилось именно к кашалоту, нет, однако неясности описания вида catodon породили в среде исследователей споры. Вероятно, эти названия относятся к одному виду, и в этом случае приоритет имеет macrocephalus. Тем не менее, сегодня в разных источниках можно встретить оба названия.

Облик

Внешний вид

Внешний вид кашалота очень характерен, поэтому его трудно спутать с другими китообразными. Огромная голова составляет у старых самцов до трети общей длины тела (иногда даже больше, до 35 % длины); у самок она несколько меньше и тоньше, но также занимает около четверти длины. Передний край массивной головы при взгляде сбоку представляет собой прямую линию, слабо наклонённую вниз и назад, так что голова в профиль имеет вид прямоугольника, равного по ширине телу (на жаргоне американских китобоев голова кашалота называлась «товарный вагон», англ. boxcar). Большая часть объёма головы занята так называемым спермацетовым мешком, расположенным над верхней челюстью, — губчатой массой фиброзной ткани, пропитанной спермацетом, жировоском сложного состава. Вес «спермацетового мешка» достигает 6 тонн и даже 11 тонн. Голова кашалота сильно сжата с боков и заострена, напоминая судовой форштевень, причём голова самок и молодых китов сжата и заострена значительно сильнее, чем у взрослых самцов.

Пасть кашалота расположена в выемке снизу головы. Длинная и узкая нижняя челюсть усажена крупными зубами, которых обычно 20—26 пар, причём каждый зуб при закрытой пасти входит в отдельную выемку в верхней челюсти. Зубов часто бывает и меньше, даже 8 пар. Зубы кашалота не дифференцированы; они все одинаковой конической формы, весят около 1 килограмма каждый и не имеют эмали. На верхней челюсти зубов всего 1—3 пары, а часто нет вообще, или они не показываются из дёсен. У самок зубов всегда меньше, чем у самцов.

Нижняя челюсть может открываться вниз отвесно, на 90 градусов. Полость пасти выстлана шершавым эпителием, который препятствует выскальзыванию добычи.

Эмоциональное, но точное описание внешности кашалота дал известный американский писатель Герман Мелвилл, сам бывший одно время китобоем и не раз видевший кашалотов вблизи:
Вы заметите, что, плывя, кашалот подставляет воде переднюю, почти совершенно отвесную плоскость своей головы; заметите, что снизу эта плоскость сильно скошена назад и, отступя, образует углубление, куда как раз приходится, захлопнувшись, узкая, словно бушприт, кашалотова нижняя челюсть; заметите, что рот у него, таким образом, оказывается внизу головы, вроде как если бы ваш рот был у вас под подбородком. Далее вы заметите, что нос у кита вообще отсутствует, а то, что у него есть вместо носа — его дыхало, помещается, так сказать, на макушке, глаза же и уши размещены по бокам его головы, на расстоянии, равном почти трети всей его длины, от его передней оконечности. Теперь уж вы сами, вероятно, видите, что передняя часть головы кашалота — это мёртвая, глухая стена, без единого органа, без единого чувствительного выступа.

Глаза кашалота находятся далеко от рыла, ближе к углам пасти. Дыхало смещено в левый передний угол головы, и имеет форму вытянутой латинской буквы S — его образует только левая ноздря кита.

Глаза кашалота сравнительно большие для китообразных — диаметр глазного яблока 15—17 см, длина глазной щели 6—12 см. Позади и несколько ниже глаз расположены небольшие, лишь около 1 см длиной, серповидные ушные отверстия.

Хвостовой плавник кашалота, хорошо видный при нырянии кита

За головой тело кашалота расширяется и в середине становится толстым, практически круглым в сечении. Затем оно снова сужается и постепенно переходит в хвостовой стебель. Хвостовой плавник кашалота — шириной до 5 м, он имеет глубокую V-образную выемку. На спине кашалота — один плавник, имеющий вид низкого горба, за которым обычно идут один-два (редко больше) горба поменьше. Позади плавников идёт неровная бугорчатая кожистая складка. На нижней стороне хвостового стебля имеется продольный киль. Грудные плавники кашалота короткие, широкие, тупо закруглённые; при максимальной длине 1,8 м их ширина — 91 см. С возрастом головной отдел тела кашалота относительно увеличивается, а хвостовой, соответственно, укорачивается.

Кашалот при выдохе даёт фонтан, направленный косо вперёд и вверх под углом примерно в 45 градусов. Форма фонтана очень характерна и не позволяет спутать его с фонтаном других китов, у которых фонтан вертикальный. Всплывший кашалот дышит очень часто, фонтан появляется через каждые 5—6 секунд (кашалот, находясь на поверхности в промежутке между погружениями около 10 минут, делает до 60 вдохов-выдохов). В это время кит лежит почти на одном месте, лишь немного продвигаясь вперёд, и, находясь в горизонтальном положении, ритмично погружается в воду, пуская фонтан.

Шкура кашалота и её окраска


Шкура кашалота морщинистая и складчатая, в связи с чем среди англоязычных китобоев в прошлом бытовало её жаргонное название «чернослив» (англ. prune). За исключением головы, всё тело кита выглядит морщинистым, хотя и на голове имеется несколько глубоких параллельных морщин. На горле находятся 10—40 бороздок глубиной до 1 см и длиной от 5 до 50 см. Предполагают, что бороздки помогают глотке расширяться при заглатывании крупной добычи, то есть играют ту же роль, что и борозды на глотке усатых китов-полосатиков. Кроме того, шкура кашалота, особенно у старых особей, покрыта множеством царапин и шрамов от присосок гигантских кальмаров, служащих кашалоту пищей, а также от зубов сородичей, что придаёт окраске кита «мраморность», особенно заметную на голове. Шкура толстая, под ней залегает слой жира, достигающий у крупных кашалотов 50 см толщины и особенно развитый на брюхе.

Цвет шкуры кашалота обычно тёмно-серый разных оттенков, нередко с голубым отливом. Часто в окраске присутствуют коричневые тона (особенно заметные при ярком солнечном свете), встречаются бурые и даже почти чёрные кашалоты. Как и у большинства китообразных, его окраска противотеневая — спина тёмная, нижняя часть тела заметно светлее. Брюхо кашалота того же цвета, что и спина и бока, но светлее, а вокруг пасти и у пупка окраска становится грязно-белой. У некоторых самцов возле плавника бывают белые или желтоватые пятна. Регистрировались и белые киты-альбиносы.

Есть предположение, что белый цвет шкуры вокруг пасти кашалота имеет важное значение для питания кита. Возможно, белый цвет (особенно если учесть, что на белых участках шкуры могут поселяться бактерии, светящиеся в темноте), привлекает кальмаров, охотно плывущих на белое и светящееся.

Размеры


Кашалот — гигант среди зубатых китов, все другие зубатые киты намного уступают ему по размерам. Кашалоты растут всю жизнь, поэтому чем старше кит, тем он, как правило, крупнее; при этом самцы крупнее самок почти вдвое. Длина самцов 18—20 м, более крупные особи весьма редки. Вес взрослых самцов — в среднем около 40 тонн (например, точно измеренный 13-метровый самец весил 39 тонн), но часто крупные кашалоты весят больше, даже до 70 тонн; указывается также средний вес в 45—57 тонн. В прошлом, когда кашалоты были многочисленнее, изредка встречались экземпляры, вес которых приближался к 100 тоннам.

Самки вырастают только до 11, редко 13 м и веса 15 тонн. Различие в размерах самца и самки у кашалота — самое большое среди всех китообразных.

Ареал

Кашалот имеет один из самых больших ареалов во всём животном мире. Он распространён во всём Мировом океане, кроме самых северных и южных холодных районов — его ареал в основном находится между 60 градусом северной и 60 градусом южной широты. При этом киты держатся в основном вдали от берегов, в районах, где глубины превышают 200 м. Близко к берегу они подходят только в местах подводных каньонов и резких свалов глубин. Для обитания кашалотов важную роль играет наличие значительного количества крупных головоногих моллюсков, основного корма этого кита. Поэтому кашалоты предпочитают держаться там, где водятся такие моллюски. Сезонные миграции у кашалотов выражены хорошо, что, видимо, связано именно с перемещением масс головоногих моллюсков. Самцы встречаются на более широком ареале, чем самки, и именно взрослые самцы (только они) регулярно появляются в приполярных водах. Самцы также мигрируют дальше самок.

В тёплых водах кашалоты встречаются чаще, чем в холодных. По выражению американских специалистов, «штаб-квартира кашалотов находится в тропиках», а в каждом полушарии летом ареал кашалотов расширяется в направлении полярных широт, а зимой, когда киты возвращаются к экватору, — сужается снова.

В Северном полушарии кашалотов бывает больше у берегов Африки, у Азорских островов и в водах Восточной Азии. У атлантических берегов Северной Америки их несколько меньше. В Атлантике из-за влияния Гольфстрима заходы кашалотов на север бывают дальше, чем в северной части Тихого океана. В Южном полушарии наибольшие скопления сосредоточены в водах Чили, Перу и у индоокеанского побережья Южной Африки.

Образ жизни

Кашалоты — стадные животные. В одиночку встречаются лишь очень старые самцы. В районах летнего обитания самцы кашалотов, в зависимости от воз­раста и размера животных, в большинстве случаев образуют группировки определённого состава, так называемые холостяцкие стада. Как холостяцкие стада, так и прочие группы кашалотов обычно состоят из сравнительно одноразмерных животных. Из 23 исследованных в Аляскинском заливе групп 18 состояли из близких по размерам китов и лишь остальные 5 — из разноразмерных. Видимо, причина объединения в группы одноразмерных животных заключается в одинаковой воз­можности добывания пищи, находящейся на разных глубинах.

Кормящийся кашалот плывёт довольно медленно по сравнению с усатыми китами. Даже при миграциях его скорость редко превышает 10 км/ч, а максимальная скорость кита — 37 км/ч. В любом случае, даже относительно тихоходные китобойные суда в большинстве случаев догоняли уходившего кашалота после нескольких часов погони. Большую часть времени кашалот кормится, совершая одно погружение за другим, а после длительного пребывания под водой кашалот долго отдыхает на поверхности. Возбуждённые кашалоты целиком выскакивают из воды, падая с оглушительным всплеском, громко хлопают по воде хвостовыми лопастями. Иногда кашалоты подолгу стоят торчком, выставив голову из воды. Кроме того, кашалоты ежедневно отдыхают по несколько часов в день. Сон кашалота, по данным недавних исследований, очень короткий. Кит во время сна почти неподвижно висит у поверхности в состоянии почти полного оцепенения, проводя так около 7 % времени. Таким образом, кашалота, вероятно, можно считать рекордсменом среди млекопитающих по самому короткому общему времени сна. При этом выяснилось важное обстоятельство — у спящих кашалотов прекращают активную деятельность одновременно оба полушария мозга, а не попеременно, как полагали раньше (и как это имеет место у большинства других китообразных).

Недавно было подмечено, что при кормёжке кашалоты могут действовать хорошо организованными группами по 10—15 особей, коллективно сгоняя добычу (в описанном случае — кальмаров) в плотные группы. При этом киты проявляют высокий уровень взаимодействия. Коллективная охота проходила на глубинах до 1500 м.

Относительно продолжительности жизни кашалота известно, что она, во всяком случае, довольно велика — по некоторым данным, был зарегистрирован максимальный возраст в 77 лет. Некоторые источники утверждают, что кашалоты нередко доживают до 60 лет. Указывается также предельный возраст в 40—50 лет.

Кашалот и человек

Кашалот как объект промысла

Кашалот на протяжении столетий (до середины XX века) был важнейшим объектом китобойного промысла до его запрета. Уже в середине XIX века их поголовье оказалось заметно подорвано в результате бесконтрольной добычи, но тем не менее, масштабы промысла только возрастали. До 1948 года ежегодно добывалось около 5000 животных. После этого объёмы добычи резко возросли до 20 тыс. голов в год, преимущественно в северной части Тихого океана и в Южном полушарии, причём только в Антарктике добывалось около 5 тыс. только самцов. Добыча кашалотов была резко ограничена во второй половине 1960-х годов, а в 1985 году кашалоты, наряду с другими китами, были полностью взяты под охрану. Япония и Норвегия, тем не менее, до самого последнего времени продолжали их добычу (как и добычу других китов) по несколько голов в год. Сейчас добыча китов вообще и кашалотов в частности разрешена в большинстве стран лишь малым аборигенным народам, и то по строгим квотам. Добыча кашалотов в XVIII—XIX веках была особенно развита в США. Её центром был Нантакет (штат Массачусетс), являвшийся одно время, по-видимому, крупнейшим китобойным портом мира — к нему были приписаны до 150 китобойных шхун. В настоящее время в Нантакете действует музей китобойного промысла, а значительная часть города превращена в музей под открытым небом.

Промысел кашалотов в США достиг своего пика в последней трети XIX века — в 1876 году забоем кашалотов было занято 735 судов. Это количество затем быстро стало снижаться. Роль США в добыче кашалотов стала весьма малой уже в 1920-е годы, а после Второй мировой войны сошла практически на нет (британский китобойный промысел, активный в XIX веке, вообще прекратил существование в 1912 году), а на первое место вышли СССР и Япония. Общемировая добыча кашалотов достигла максимума в 1964 году, когда забили 29 255 голов. В эти годы промысел вёлся хорошо оснащёнными и организованными китобойными флотилиями, в том числе советскими флотилиями «Слава», «Алеут», «Советская Украина» и «Юрий Долгорукий». Механизация китобойного промысла позволяла добывать китов в огромном количестве. Так, базировавшаяся в порту Калининград флотилия «Юрий Долгорукий» (одно судно-база, так называемая китобойная матка, и 15 китобойцев) за 15 ежегодных походов в антарктические воды с 1960 по 1975 год добыла около 58 000 китов, из которых 45 % составили кашалоты. Масштаб промысла становится очевиден, если учесть, что, например, в 1962 году у Антарктиды действовала 21 китобойная флотилия 6 государств. Согласно некоторым подсчётам, в XIX веке было добыто от 184 000 до 230 000 кашалотов, а в современную эпоху около 770 000 (из них большая часть между 1946 и 1980 годами).

При столь интенсивном промысле самцы кашалота оказались выбиты очень сильно, что негативно сказалось не только на поголовье, но и на среднем размере этих китов — средние длина и вес кашалотов стали заметно меньше в связи с уничтожением наиболее крупных экземпляров. Но и самки кашалотов были очень основательно выбиты за годы после Второй мировой войны, особенно в водах, омывающих берега Чили и Перу.

Япония до самого последнего времени продолжала китобойный промысел, хотя и в значительно меньших масштабах, чем раньше. Японцы оставили за собой право добывать некоторое количество китов, мотивируя это научной необходимостью. С 2000 по 2009 год японцами было добыто 47 кашалотов (что составило, правда, очень незначительную долю от общего количества добытых китов). Все кашалоты были выловлены в Северном полушарии.

Продукты, получаемые от кашалота

Жир кашалота

Основным продуктом кашалотового промысла во все времена был жир, точнее, вытапливавшаяся из него ворвань. Во времена расцвета промысла кашалотов ворвань использовалась как смазочный материал, в частности, для первых паровозов. Использовалась она и для освещения. Одной из причин упадка нантакетских китобойных флотилий стало распространение нефтепродуктов и, соответственно, падение спроса на кашалотовую ворвань. В середине XX века ворвань кашалота снова получила некоторое распространение как смазочный материал для точных приборов, а также как ценный продукт для производства бытовых и промышленных химических веществ. Пик добычи ворвани был достигнут в 1963—1964 годах, когда было получено свыше 150 тыс. тонн (всего ворвани от китов всех видов в эти годы было добыто около 240 тыс. тонн). От одного кашалота получали 12—13 тонн.

Спермацет

Спермацет — жировоск из головы кашалота, прозрачная жироподобная жидкость, пропитывающая губчатые ткани «спермацетового мешка». На воздухе спермацет быстро кристаллизуется, образуя мягкую, желтоватую воскоподобную массу. В прошлом его применяли для изготовления мазей, помад и т. д., часто делали свечи. Спермацет вплоть до 1970-х годов применялся как смазочный материал для точного оборудования, в парфюмерии, а также в медицинских целях, особенно для приготовления противоожоговых мазей. Заживляющие свойства спермацета известны уже очень давно.

Так, было подмечено, что среди китобоев, занимавшихся разделкой кашалотовых туш, раны и порезы на руках заживали гораздо быстрее у тех, кто работал у головы кита.

Амбра

Амбра — твёрдое воскоподобное вещество серого цвета, образующееся в пищеварительном тракте кашалотов, имеющее сложную слоистую структуру. Амбра издревле и до середины XX века использовалась как благовоние и как ценнейшее сырьё при изготовлении духов. Сейчас уже почти точно установлено, что амбра выделяется в результате раздражения слизистой, вызываемого роговыми клювами проглоченных кашалотом кальмаров, во всяком случае, в кусках амбры всегда можно обнаружить множество непереваренных клювов головоногих. На протяжении многих десятилетий учёным так и не удавалось установить, является ли амбра продуктом нормальной жизнедеятельности или результатом патологии. Однако примечателен тот факт, что амбра попадается только в кишечнике самцов. В отсутствие китобойного промысла единственным источником амбры сейчас могут служить только находки её кусков, выброшенных морем. Амбру и парфюмерные изделия, содержащие амбру, можно встретить в продаже и в настоящее время, но производители заверяют, что используется только амбра, найденная в море, а не извлечённая из туши кита

.Зубы

Зубы кашалота в странах Европы и Северной Америки во времена интенсивной добычи китов служили весьма дорогим поделочным материалом, ценившимся наравне с бивнем мамонта и моржовым клыком. Из них изготавливали самые разнообразные костяные изделия, причём часто этим занимались умельцы из китобоев, занимавшие свой досуг во время плаваний резьбой по зубу кашалота. На китобойных судах зубы кашалота, а также челюстные кости (тоже применявшиеся для резных изделий) по традиции хранились у второго помощника капитана, который выдавал их только тем матросам, которые занимались резьбой. Зубы самцов ценились выше, чем зубы самок — хотя последние обычно мягче и легче поддавались обработке, они были менее стойки, вдобавок значительно меньше по размерам.

Мясо

Мясо кашалота, как и мясо других зубатых китов, по сравнению с мясом усатых китов обладает сильным, не очень приятным запахом, поэтому крайне редко употреблялось в пищу человеком. Оно либо шло вместе с костями на изготовление мясо-костной муки, либо использовалось для корма собак и пушных зверей на зверофермах. Кроме того, в XX веке некоторые внутренние органы кашалота (в основном железы — поджелудочная, гипофиз и т. д.) использовались в медицинской промышленности для изготовления гормональных препаратов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий